«Я просто был недостаточно быстр». Карьера Марка Уэббера в цитатах

загрузка...

На днях один из самых ярких и харизматичных гонщиков в современном автоспорте Марк Уэббер объявил о завершении спортивной карьеры. Австралиец всегда был известен тем, что за словом в карман не лезет. AUTOSPORT.com.ru вспоминает самые интересные высказывания, по которым можно в деталях проследить весь его тернистый путь в Формуле 1 – из аутсайдеров в победители.

Раньше я стартовал не дальше второго-третьего ряда, поэтому сначала подумал: «Чёрт, как же мне постоянно смотреть по сторонам, чтобы видеть и вовремя пропускать этих парней на красных, сине-белых и серебристых машинах?!»

Несмотря на роль тест-пилота в Arrows в 2000-м и аналогичные обязанности в Benetton в 2001-м, а также наличие такого менеджера, как Флавио Бриаторе, Марк Уэббер дебютировал в Формуле 1 в слабейшей команде пелотона Minardi. Рассчитывать на что-то в таких условиях было сложно, разве что за исключением получения опыта.

Но это не помешало 25-летнему новичку сотворить настоящую сенсацию в первой же гонке. На домашнем этапе в Мельбурне Марк, уцелевший в массовом завале на старте, финишировал на невероятно высоком пятом месте. Результат был настолько феноменальным, что Уэбберу и владельцу Minardi Полу Стоддарту разрешили подняться на подиум, естественно, после основной церемонии награждения. Правда, как признался Марк в конце карьеры, может быть, это было зря и не стоило гневить спортивных Богов. За все последующие 13 лет в Ф1 он больше так ни разу и не был на пьедестале почёта дома, а пятое место в Альберт-Парке оставалось для него лучшим аж до 2012 года, когда он финишировал четвёртым.

Что стало причиной моего приглашения в Jaguar, известно только руководству самой команды, но я думаю, им приглянулись мои способности на трассе, а не любимое хобби.

После одного сезона в Minardi Марк Уэббер заслуженно пошёл на повышение. Пусть заводская команда Jaguar и не хватала звёзд с неба, но всё-таки это был шанс выбраться из подвала пелотона. Скорости и надёжности машине не хватало, но в течение двух лет выступлений за команду из Милтон-Кинса Уэббер иногда творил чудеса.

Чего стоило хотя бы второе место в квалификациях в Венгрии-2003 и Малайзии-2004, причём в условиях, когда дождя не было и в помине. Конечно, в гонках поддерживать такой темп было гораздо тяжелее, и максимум, чего удавалось добиваться Уэбберу на финише, это шестая позиция. Но на фоне напарников, будь то Антонио Пиццония, Кристиан Клин или ныне покойный Джастин Уилсон, австралиец выступал просто в отдельной лиге. Достаточно взглянуть на сумасшедшее соотношение набранных очков Уэббером и тремя его напарниками - 24 на 4!

Я допустил большую ошибку, которая мне очень дорого обошлась. Я понял, что репутация команды на самом деле ничего не значит. Да, к истории нужно относиться с уважением, но она не даёт никаких гарантий. Могу с уверенностью сказать, что никогда не буду с радостью вспоминать время, которое провёл в Williams.

Переход Марка Уэббера в топ-команду был лишь вопросом времени, и этот момент наступил в 2005 году, когда он подписал контракт с Williams. Казалось, вот он, золотой шанс австралийца. Но все мечты и надежды разбились о суровую реальность, и ничего, кроме подиума в Монако-2005, ему добиться не удалось.

Дружина Фрэнка Уильямса с каждой гонкой стремительно сдавала позиции, к тому же, в команде произошёл разлад с мотористами BMW. Дело дошло до того, что Уэббер в открытую призвал Williams отказаться от сотрудничества с баварцами. Так в итоге и получилось. Уже в 2006-м команда из Гроува перешла на моторы Cosworth, но прогрессу это не поспособствовало, а с надёжностью техники всё стало ещё хуже.

Главный удар, конечно, Марк получил в Мельбурне и Монако, где шёл в первой тройке, но в обеих гонках сошёл из-за поломки машины. Поэтому неудивительно, что в конце 2006 года Уэббер, сытый по горло всеми проблемами Williams, без сожалений вернулся в команду из Милтон-Кинса, которая к тому времени уже именовалась Red Bull Racing.

К сожалению, вместе с быстрой машиной я получил такого напарника, как Себастьян Феттель. У Дженсона такого партнёра в BrawnGP не было, у него был Рубенс.

После двух сезонов в Red Bull Уэббер, наконец-то, добился того, к чему шёл все шесть лет в Формуле 1 – в его распоряжении оказалась одна из лучших машин в пелотоне. Но плохой новостью для него стал приход в команду Себастьяна Феттеля, заменившего ветерана Дэвида Култхарда. Именно юный немец принёс RBR первую победу на Гран При Китая, а во второй половине сезона бросил вызов гонщику BrawnGP Дженсону Баттону в чемпионате.

Марк, в свою очередь, выиграл на Нюрбургринге и Интерлагосе, но реально включиться в сражение за титул не смог, хотя до вылета на Гран При Сингапура сохранял математические шансы.

Неприятно попадать в такие ситуации, я считаю, что гоночные машины предназначены только для езды по земле.

На собственном опыте Уэббер убедился, что всё-таки гоночные машины ещё и летают. Впервые австралиец совершил эффектный кульбит в «Ле-Мане» в 1999 году, когда его прототип Mercedes взмыл в воздух на прямой Mulsanne. Ещё раз он взлетел в воздух уже в Формуле 1, когда в Валенсии-2010 врезался в кругового Хейкки Ковалайнена.

Примечательно, что это дежавю стало не первым для Марка. В ещё одну серьёзную аварию он попал в конце гонки на Интерлагосе в 2003 году, но без взлёта, и спустя 11 лет [как и в случае с первой аварией] попал в точной же такой же инцидент в том же самом месте, но уже на этапе WEC.

Неплохо для второго номера!

Марк Уэббер, наверное, всегда будет ассоциироваться в первую очередь с примером стойкости и несгибаемости – одним словом, настоящий мужик. Да, в Red Bull Racing крутилось всё вокруг Феттеля, немцу лучше подходила машина, шины. Марк всё это понимал, но спуска команде не давал. Чего стоил хотя бы скандал с заменой переднего антикрыла на Гран При Великобритании-2010, когда в финальной тренировке Феттель из-за собственной ошибки остался без обновлённого крыла.

В Red Bull Racing не придумали ничего лучше, чем снять новую версию с машины Марка и поставить её на автомобиль немца. Такое решение привело к большим разногласиям в команде. Австралиец не скрывал своего негодования, а его демонстративный удар стаканом с водой о стол на пресс-конференции до сих пор встречается в гифках в социальных сетях.

«Я думаю, команда довольна результатом!» – прокомментировал Уэббер после квалификации, в которой стал вторым, а Феттель выиграл поул.

Но в гонке Себ откатился назад из прокола колеса, в то время как Марк выиграл, доказав неправоту команды.

«Неплохо для второго номера!» – воскликнул он тогда по радио.

Один раз не дав себя растоптать, Уэббер навсегда заработал уважение, и больше таких спорных моментов, по крайней мере на публике, в Red Bull Racing не допускали.

Да, через год в том же Сильверстоуне команда попросила Марка не атаковать Феттеля, шедшего вторым, но он не сдался и прессинговал немца до самого конца.

«Я считаю, что никогда нельзя сдаваться, поэтому атаковал до финиша», – сказал Уэббер после финиша.

Команда приняла решение довести обе машины до финиша, но Себастьян поступил по-своему. Команда будет защищать его, как и всегда.

Апогеем психологической войны между Уэббером и Феттелем стал скандал на Гран При Малайзии, получивший название «Multi 21». В финальной части дистанции руководство Red Bull Racing попросило их оставаться на своих позициях и перевести работу двигателя в сберегательный режим. Но в то время как лидировавший Марк послушался, его напарник решил иначе и продолжил атаковать, в конечном итоге совершив обгон и одержав победу. Масштаб скандала получился просто невероятным. Дошло даже до того, что владелец Red Bull Дитрих Матешиц пригрозил команде уходом в случае повторения.

«Я сразу понял, что он собирается нарушить приказ команды и создать мне проблемы. Я подумал: «Какого чёрта мы, команда, оказываемся в такой ситуации?» – вспоминает Уэббер в своей автобиографии. – Сейчас я понимаю, что мне надо было перевести двигатель в другой режим и включиться в борьбу, но в моей голове было столько мыслей, что просто не подумал об этом. Этот инцидент стал последней каплей в моих отношениях с Red Bull Racing».

Ну, а спустя буквально четыре месяца Уэббер объявил о завершении карьеры в Формуле 1 по окончании сезона. Доподлинно неизвестно, повлияло ли на его решение произошедшее в Малайзии. В конце концов, слухи о его переходе в WEC появились гораздо раньше скандала в Сепанге.

Я был близок к победе в чемпионате в 2010 году. Неплохо сложился также сезон-2012. Чего именно не хватило? Я просто был недостаточно быстр!

Да, в Формуле 1 Уэбберу не удалось стать чемпионом. По крайней мере, он девять раз поднимался на верхнюю ступень подиума, хотя, надо признать, в 2008 году вообще казалось, что его время навсегда ушло. Многие ли трижды заканчивали чемпионат в первой тройке? Ну, а чемпионом мира он всё-таки стал вместе с Porsche в WEC в 2015 году.

Премудрости о Формуле 1 от Марка

«Чемпионом может стать только один, но если бы все остальные гонщики считали себя лузерами, то на стартовой решётке никого бы не осталось».

«Если уик-энд сложился для вас неудачно, то вам не спрятаться. В случае успеха вы получаете награду, вас начинают называть легендой. В этом виде спорта нет серых зон. Это тонкая грань между Белым домом и туалетом. Так есть, было и будет всегда».

«В наше время проще понять женщину, чем разобраться с машиной Формулы 1».

«В Формуле 1 нужно всегда работать на пределе. Это не настольная игра, а кровавый спорт, в котором каждый сезон вы должны проверять себя на прочность».

«Что такое слава? Ким Кардашьян? Я вас умоляю! Всё, чем я занимался, – управлял машиной Ф1 на пределе возможностей».

О ком? Где? Когда?

В конце нашей статьи предлагаем принять участие в небольшой викторине, посвящённой высказываниям Марка Уэббера.

«Он мне не понравился с самого начала. Он считал себя чуть ли не самым опытным гонщиком в Формуле 1, особенно в работе с механиками и инженерами, хотя на самом деле был аутсайдером в этой области. Он делал знающий вид, а это всегда негативно отражалось на рабочем времени команды. В середине сезона он стал самостоятельно разрабатывать программу физической подготовки, и это привело к тому, что он начал уставать после 20-35 кругов дистанции».

Правильно, это Алекс Йонг, с которым Марк Уэббер выступал вместе с Minardi в 2002 году.
Неправильно, это Алекс Йонг, с которым Марк Уэббер выступал вместе с Minardi в 2002 году.

«Бритни в стене!»

Да, правильно после столкновения с Нико Росбергом на старте Гран При Бразилии-2006.
Неправильно, после столкновения с Нико Росбергом на старте Гран При Бразилии-2006.

«Кими не повезло, но в тот момент я улыбнулся. Я должен ему бутылку!»

Верно, за столкновение с Адрианом Сутилем на Гран При Монако, которое позволило Уэбберу отыграть разом две позиции.
Нет, за столкновение с Адрианом Сутилем на Гран При Монако, которое позволило Уэбберу отыграть разом две позиции.

«Ну, разве это не дети?! Вы хорошо делаете свою работу, а потом они всё к чёрту портят!»

Правильно, после инцидента с Себастьяном Феттелем на Гран При Японии-2007.
Нет, после инцидента с Себастьяном Феттелем на Гран При Японии-2007.

«Я не собираюсь сидеть здесь и нахваливать конкурентов».

Верно, журналисты попросили Марка Уэббера оценить Льюиса Хэмилтона.
Нет, журналисты попросили Марка Уэббера оценить Льюиса Хэмилтона.

«Он знает, что у меня хороший хук справа, так что ему стоит держаться от меня подальше! Если он врежется в меня, то ему лучше сразу убегать».
«Опять этот псих первого круга. В каждой гонке он пытается доехать до третьего поворота как можно быстрее».

Верно, Гран При Сингапура и Гран При Японии в 2012 году.
Нет, Гран При Сингапура и Гран При Японии в 2012 году.

Источник: autosport.com.ru

загрузка...

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *